«Халябитские» правила шейха Сулеймана ар-Рухейли

Говорит шейх Сулейман ар-Рухейли, да хранит его Аллах:

«Вопрос научного опровержения одних ученых другими, является общепризнанным делом. Одни ученые опровергают других. Как говорил имам Малик в свое время: «Нет из нас того, кто бы ни был опровергающим или тем, кого опровергают». Поэтому научные опровержения существуют и требуются шариатом. И если какой-то ученый сделал опровержение другому ученому, то это не является недостатком ни для опровергающего, ни для опровергаемого, пока вопрос (в котором делают опровержение) не выходит за научные рамки. Так например, мы можем увидеть, что два выдающихся два шейха ученых, и две горы: как шейх Ибн Баз и шейх аль-Альбани, да помилует их обоих Аллах, опровергали друг друга в некоторых вопросах научным опровержением. Даже шейх аль-Альбани, да помилует его Аллах, говорил о том, что то, что Ибн Баз считал Сунной, а это складывание рук на груди после поясного поклона, говорил что это является хиджазийским нововведение«. И несмотря на это, это не лишило их любви и похвальных отзывов друг о друге. Шейх Ибн Баз, да помилует его Аллах до самой смерти хвалил шейха аль-Альбани, да помилует его Аллах. И шейх аль-Альбани, да помилует его Аллах, до самой смерти хвалил шейха Ибн База. Таким должно быть научное опровержение между учеными, которые на манхадже праведных предшественноков. Опровержение ученого ученому или требующего знания требующему знания, из числа тех, кто правильно следует пути праведных предшественников, не является причиной, обязующей сбрасывать со счетов одного из них, или порочить одного из них за это.

А что касается опровержения приверженцев нововведений и разъяснения их нововведений, то если ученые, ясным образом, разъяснили нововведение человека, то здесь возможны одна из двух ситуации:

Первая ситуация: если ученые будут единогласны в этом (мнении). Если все ученые, известные своей приверженностью к тому, на чем были праведные предшествениики, буду единогласны в том, что такой-то человек — приверженец страстей, приверженец нововведения. В таком случае не допускается противоречие им, потому что следование за учеными — обязательно.

Вторая ситуация: когда они не будут единогласны в этом. В таком случае возможны два варианта.
Первый вариант: если это выскажет (один) признанный ученый, и никто из ученых не выскажется с противоречием ему. Например, если есть некий человек, и один из признанных ученых знает его, никто ему не противоречит, и сказал этот признанный ученый: «Этот человек из числа приверженцев страстей. Мы знаем его. Он говорит так-то и делает то-то». И ни кто из ученых, за которыми принято следовать, не стал противоречить ему. Тогда следует принимать мнение того ученого. Потому что его мнение в данном положении подобно единогласному мнению, по причине отсутствия тех, кто противоречит ему.

Второй вариант: когда признанные ученые разногласят об определенном человеке. В подобном случае вопрос становится вопросом (иджтихада) научного усердия. И каждый человек, который нуждается в этом, старается (делает иджтихад) чтобы познать более сильное из мнений на основе верных шариатских правил. Не на основе переменчивых принципов, и не на основе правил, лишенных устойчивой прямоты. И если для него стало более весомым то, что данный человек — приверженец страстей, то он принимает для себя это мнение, и нет ему за это порицания. А если для него стало более весомым то, что он не приверженец страстей и нововведений, то он принимает для себя это мнение, и нет ему за это порицания.

Например, мы можем увидеть, что шейх Раби’, да хранит его Аллах для этой общины и да поддержит его в следовании истине, описал некоего человека — я привожу пример сугубо теоретический — описал некоего человека тем, что он из числа приверженцев нововведений и разъяснил это.

И видим, что шейх Абдуль-Мухсин аль-Аббад, да хранит его Аллах для этой общины и да поддержит его в следовании истине, описал этого же человека тем, что он из числа приверженцев сунны.

А каждый из этих двух шейхов — гора из гор сунны в это время. Какой должна быть наша позиция? Наша позиция заключается в том, что мы выбираем более сильное мнение на основе верных правил. И если для меня стало более весомым то, что сказанное шейхом Раби’ более правильно, то я беру это в убеждение и действую в соответствии с этим. И если для моего брата стало более весомым то, что сказанное шейхом аль-Аббадом более правильно, то он берет это в убеждение и действует в соответствии с этим.

И я убежден, исповедую перед Аллахом религию и поступаю в соответствии с тем, что не разрешается нам воевать друг с другом и браковать друг друга в подобных вопросах. То есть в вопросах, в которых разногласят ученые, и каждый сказал свое слово, по-своему аргументировал и разъяснил свое мнение.

Во-первых, нам не следует вступать в обмен обвинениями, так что я тебя назову муташаддидом (жестким), а ты меня назовешь мумайиом (размывающим границы) — эти названия, нет в них нужды в подобном вопросе. Мы не отрицаем, что есть те, кто проявляет чрезмерную жестокость, и есть те, кто размывает границы. Однако мы говорим в подобном вопросе: «Брат, я, следуя богобоязненности, выбрал то, что стало более очевидным для меня, не по страстям и не по пристрастию. И ты, следуя богобоязненности, выбрал то, что стало более очевидным для тебя, не по страстям и не по пристрастию. Так не будем же обмениваться обвинениями и называть друг друга унижающими и дискредитирующими названиями. Не будем сбрасывать со счетов друг друга. И не будем обязывать друг друга своим мнением».

Слова: «Или ты станешь придерживаться моего мнения, — или: мнения моего шейха, или я тебя заджархую (декредитирую)», — неправильны!

Слова: «Или ты станешь придерживаться моего мнения, — или: мнения моего шейха, или я тебя заджархую, — или: или ты станешь заджархованным», — неправильны!

И это не является правильным манхаджем в том вопросе, о котором мы говорим и который описываем.

Однако, порок будет в том, что ты оставишь ради людей то, что проявится тебе в качестве истины. Не оставляй истину из-за людей. И не поступай несправедливо в отношении кого-либо из-за чьих-то слов, кем бы ни был сказавший. Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Опасайтесь причинять несправедливость. Несправедливость — это покрывала тьмы в Судный день». И сказал: «Опасайся мольбы того, с кем поступили несправедливо. Между мольбой того, с кем поступили несправедливо, и Аллахом нет преград». И Аллах знает то, что в твоем сердце. Когда я говорю, я имею возможность говорить то, что пожелаю, но Аллах, Свят Он и Возвышен, знает то, что в сердце. Остерегайся же! Остерегайся! Остерегайся говорить языком то, о чем Аллах знает, что его нет в твоем сердце. Я говорю абсолютно правдиво и ясно, я говорю: эту болезнь обязательно нужно лечить. Некоторые из наших братьев, например, убеждены, что Сулейман ар-Рухейли из числа шейхов, следующих пути праведных предшественников. Этого не существует, но я выдвигаю это от себя в качестве теории, чтобы не перейти на другие темы. Некий брат убежден, что он (Сулейман ар-Рухейли) из числа шейхов, следующих пути праведных предшественников. Однако, потому что группа молодежи, которая окружает этого брата, говорит: «Сулейман ар-Рухейли — приверженец нововведений». — Этот брат так же высказывает их мнение. В то время как Аллах знает, что в его сердце обратное этому. Это — несправедливость. Это — несправедливость. Великий и Величественный Аллах спросит раба о его поступках, а не о поступках других людей.

Поэтому я говорю: может быть так, что есть два брата, которые высказывают одно и то же мнение, но один из них получает награду, а второй — тиран. Что касается того, который получает награду, то это тот, для кого стало более очевидным, что это мнение — истина, на основе довода и правил, и он взял это в убеждение, стал поступать в соответствии с этим и высказал это.
А что касается того, который является тираном, то это тот, кому на основе довода стало более очевидно обратное тому, что он говорит языком.

Мой совет себе и братьям:
Во-первых: держаться больших ученых в подобных вопросах.
Во-вторых: если пришли к единогласию ученые, о которых нам известно, что это признанные ученые…
Так как нам не положено выделять одного ученого оставляя другого, не положено ограничивать истину определенными личностями, оставляя остальных признанных ученых.
Поэтому если ученые пришли к единогласию, то мы следуем за ними.
Если ученый высказал мнение, и нам неизвестно противоречия ему, то мы следуем за ним. Потому что наша обязанность — спрашивать обладателей знания.
А если разногласят наши ученые в подобных вопросах, то мы стараемся узнать более сильное мнение, зная и понимая, что это вопрос иджтихада, и сохраняя братство между нами.
Это вкратце мое мнение по этому вопросу».

Читайте еще по теме…